Новости Новости Беларуси

«И здесь меня сорвало!»

«И здесь меня сорвало!»

3465 просмотров Минск
Эмоциональное видео молодой айтишницы Анны Толчиковой моментально стало одним из самых популярных в байнете. Искренность девушки не оставила равнодушными тысячи белорусов.

Как признается сама Анна, которая впервые была наблюдателем за выборами от движения «За Свободу», «сорвало» ее от вопиющей несправедливости, а поддержка людей показала, что белорусы — солидарный народ. Об этом, а также о том, почему наблюдатель — самый бесправный человек на избирательном участке, Анна Толчикова рассказала в интервью.

 Я решила пойти в наблюдатели, чтобы увидеть процесс выборов своими глазами. Определяющим фактором стали слова президента о том, что «данные выборы — репетиция президентских». Ну и как тут не попасть на такую репетицию. Я люблю свою родину и очень переживаю за ее будущее.

Так получилось, что наблюдателем я побывала на двух участках. В первый день досрочного голосования пришла на участок № 589 избирательного округа № 107, который расположился в Центре детей и молодежи «Светоч». Приступила к своим обязанностям с энтузиазмом и с по-хорошему боевым настроем. Сначала члены избирательной комиссии показались мне весьма доброжелательными. Председатель мило и лояльно со мной общалась. Претензий в мой адрес никаких не поступало, хотя я была готова к придиркам.

Все изменилось, когда подошло время вывешивать итоги явки за день. Вот тогда поняла, что я здесь никто, наблюдатель — самый бесправный человек на участке для голосования, а все эти улыбки — сплошное лицемерие. За день я насчитала 30 человек, а в итоговом протоколе красовалась цифра в 130! Причем члены комиссии начали прибегать к каким-то смешным аргументам, мол, я отсутствовала на участке. Да, я, извините, выходила в туалет. Как за 1-2 минуты смогло пробежать сразу 100 человек? Но мои доводы никто не хотел слышать.

На следующий день я решила провести своеобразный эксперимент. Тогда еще я реально верила, что все возможно изменить, что у людей есть совесть... И именно с таким эмоциональным предложением, призвать к своей совести и поступить честно, я и обратилась к членам комиссии. Когда поняла, что это не действует, выступила с заявлением, что, если снова зафиксирую фальсификацию явки, буду вынуждена прибегнуть к более серьезным мерам реагирования, исключительно в рамках закона.

Но цифры снова говорили за себя: по подсчетам наблюдателей — 35, а по протоколу комиссии — 164. Таким образом, когда я пришла утром 14 ноября на участок, мне практически сразу вручили лживый акт, на основании которого выставили вон. В акте первым пунктом было написано, что я вела диктофонную запись. Также там было сказано, что я мешала работе комиссии и создавала напряженную обстановку.

Но начнем с того, что акт не является достаточным основанием для удаления с участка наблюдателя и лишения его аккредитации. Это возможно только после решения, вынесенного комиссией. Кстати, это решение я не получила до сих пор. Заместитель председателя комиссии Невар Светлана Викторовна отдала мне только акт и выставила с участка, даже угрожала милицией. Но я не стала их провоцировать, сама ушла мирно и направилась в окружную комиссию.

Здесь стоит сказать о компетентности работников последней. Это я им рассказала, что для лишения аккредитации необходимо именно решение, а не акт. За решением я вернулась на участок. Но, конечно, никто мне его не предоставил, и я подала жалобу в избирательную комиссию. Кстати, на днях я получила на нее ответ. И снова вопиющие факты беззакония!

Оказывается, члены участковой комиссии снова составили лживый акт, по которому я якобы отказалась взять решение. Т.е. они мне его давали, а я отказалась его принимать. А мой коллега видел, как председатель комиссии Наталья Васильевна Боровик смотрела мой первый прямой эфир, где я об этом как раз рассказывала. И как можно так лгать?

Кроме того, в полученном мной решении сказано следующее: «Оценка и разъяснение норм законодательства Республики Беларусь о выборах, о лишении наблюдателя аккредитации в компетенцию окружной комиссии не входят». Так к кому тогда обращаться? Сразу к Лидии Ермошиной?

Таким образом, 14 ноября я была лишена возможности наблюдать за ходом выборов, но уже 15-го пришла на участок для голосования № 571, где развернулись не менее интересные события. Я столкнулась с настоящими провокациями со стороны избирательной комиссии. Хотя говорят, наоборот, мол, это наблюдатели — потенциальные провокаторы и от них надо защищаться. Но что может сделать человек, у которого практически нет прав, которого могут удалить с участка с формулировкой «мешал работе комиссии»? И что значит мешал? Может, чихнул не вовремя?

В общем, председатель комиссии Ольга Витальевна Комякова вдруг спросила у меня и еще одного наблюдателя Владимира: «А вы сами уже проголосовали?» Причем в вопросе очень чувствовался конкретный подтекст. 72-летний, очень интеллигентный Владимир начал что-то ей спокойно отвечать. Но с ее стороны разговор накалялся. Я поняла, что лучше молчать, чтобы не накалять обстановку, и тактично сказала ей, что имею право не отвечать на этот вопрос. Апофеоз случился на следующий день.

Утром я пришла и поинтересовалась, сколько на участке зарегистрировано избирателей. Но мой вопрос даже не был дослушан. Председатель стала реально кричать, предъявлять мне непонятные претензии. От ее крика у меня повысилось давление, а Владимир закладывал под язык корвалол. Но в то же время эта ситуация меня эмоционально подпитала и настроила на борьбу. По факту фальсификации выборов я вызвала на участок милицию. Но все свелось к закону об обращениях граждан и юрлиц. После закрытия участка мы с моим коллегой Игорем Клещуком начали составлять текст заявлений на возбуждение уголовных дел по статьям 192 и 427 УК (о подлоге документов по выборам и искажение результатов голосования, совершенным членом избирательной комиссии). Только в 3 часа ночи мы вышли из милиции.

Окончательно меня сорвало после итогового подсчета голосов в основной день выборов. В тот день я обратилась к комиссии с предложением проводить подсчет гласно и открыто. С такой инициативой к своим комиссиям обратились все наблюдатели от «Права выбора». Это простой и понятный способ, когда один член комиссии становится возле стойки бюллетеней, поднимает каждый, демонстрирует и озвучивает всем присутствующим, за кого отдан голос. Во время оглашения я снова включила диктофон. Хотела просто записать цифры, которые снова не совпадали.

По нашим подсчетам, пришло 306 человек, а по протоколу — 602. А затем председатель озвучила решение на мое заявление, где было сказано, что открытый и гласный подсчет голосов не соответствует нормам Избирательного кодекса. И все! А как же 13-я статья того же кодекса, где как раз и говорится о гласности выборов? И здесь меня сорвало!

Я вышла с участка и включила прямой эфир на Facebook. Конечно, переполняли эмоции, обида, непонимание... Я хотела рассказать о творящемся беззаконии. В то же время понимала, что в нашей стране мое нешаблонное, «неправильное» поведение может быть чревато, поэтому обозначила, где я нахожусь.

Теперь, конечно, не может не радовать, что этот мой столь эмоциональный ролик нашел отклик у тысяч белорусов. Я не ожидала, что видео станет столь популярным. Честно, записывала для друзей. А тут сотни сообщений, звонков, порой от совсем незнакомых людей. Тогда я поняла, что белорусы солидарны.

Мы испытываем одно и то же разочарование и одинаковые надежды, которые порой подавляем внутри себя. А это очень важно. Значит, мы готовы поддерживать друг друга, действовать сообща, и именно это поможет нам изменить ситуацию в стране!

Источник: www.belgazeta.by

Комментарии посетителей

Имя: не обязательно
E-mail: не обязательно
Комментарий:
    список комментариев пуст

Право выбора

Последние новости