Новости Аналитика

Лукашенко не доверяет даже собственным детям — Михалевич

Лукашенко не доверяет даже собственным детям — Михалевич

1784 просмотра Минск
Заместитель председателя движения «За свободу», экс-кандидат в президенты Алесь Михалевич рассказывает, почему Лукашенко не доверяет даже собственным детям и какие перспективы ждут Беларусь.

«Лукашенко будет делать все возможное, чтобы не пустить в страну российскую армию»

— В союзном государстве с Россией Беларусь формально будет равноправной стороной. Но, как выразился политолог Андрей Окара, все равно Кремль намекает, что «сверху» будет Россия, а Беларусь — «снизу».

— Я думаю, все понимают, что никакого равноправия между страной, в которой живут десять миллионов, и страной, в которой живут 140 миллионов, быть не может. Это не Евросоюз, где есть много равнозначных партнеров. И, безусловно, если Путин на это пойдет, то первое, в чем он будет заинтересован, — это чтобы Беларусь потеряла формальный суверенитет.

— Когда-то Лукашенко сказал, что он чуть ли не первым пойдет в партизаны в таком случае. Пойдет ли белорусское общество в партизаны или же будет сопротивляться только морально и с помощью демонстраций?

— Безусловно, какие-то партизанские действия будут. Насколько они будут серьезными, насколько возможны такие серьезные действия — это вопрос. Потому что роль лесов в ХХІ веке, как мы понимаем, уже далеко не такая, как в ХХ. Но, как я уже сказал, более 20 лет реальной независимости воспитали молодежь в духе того, что Беларусь является самостоятельным государством. Прогнозы здесь какие-то делать очень сложно, но уверен, что далеко не все это спокойно воспримут. И будет очень много людей, которые с этим не согласятся, в том числе до уровня защиты независимости с оружием в руках.

— Если с союзным государством у Кремля все же не выгорит — пойдет ли Лукашенко на то, чтобы пустить в страну российскую армию? Все мы понимаем, что Беларусь — это еще тысяча километров границы с Украиной, в некоторых местах — на расстоянии танкового броска от Киева. Прогнется ли он или же по-прежнему будет противиться размещению российских войск?

— Лукашенко понимает, что размещение в Беларуси российских войск равнозначно потере суверенитета страны, что момент, когда в Беларуси появятся реальные военные части — это фактически момент, когда ему могут свернуть голову. И Россия, безусловно, этим воспользуется. Поскольку все мы понимаем, что Лукашенко для России — партнер крайне нестабильный. Так же как, кстати, и для всех остальных. То есть с ним невозможно договориться. Точнее, договориться можно насчет чего угодно, но все эти договоренности никогда не выполняются.

Поэтому Лукашенко до последнего будет делать все возможное, чтобы не пустить в страну российскую армию. Сегодня, например, российских пограничников в Беларуси нет. Россия давно ставит вопрос, чтобы и пограничники, и таможенники по всем рубежам Беларуси были совместные: и белорусские, и российские. Лукашенко на это не идет. И, на мой взгляд, он не будет на это соглашаться и дальше.

— Раньше Лукашенко, с одной стороны, стоял на пророссийской позиции. Например, при голосованиях в ООН. А с другой стороны, он выступает за целостность Украины, поддерживает то, что Донбасс и Крым — это Украина. Скажем так, сидит на двух стульях. Как он будет вести себя дальше в свете смены президентов в Украине?

— Думаю, в таком же направлении будет белорусская внешняя политика идти и дальше. Он не будет признавать «ДНР», «ЛНР», как не признает Абхазию и Осетию, и будет говорить о признании территориальной целостности Украины. С другой стороны, по всем вопросам, касающимся прав человека, в том числе прав человека в Крыму, например, всегда будет голосовать вместе с Россией. Поскольку Лукашенко не понимает концепции прав человека в принципе, для него давление на оппозицию, давление на независимое общество — это что-то абсолютно нормальное и понятное.

Пока Беларусь будет сохранять формальный суверенитет при Лукашенко — голосования будут так и дальше продолжаться. Украина будет оставаться одним из самых важных экономических партнеров. И при условии, что у Беларуси будет нефть, сжиженный газ и так далее — будет дальше идти торговля с Украиной, в том числе торговля, мягко говоря, не до конца легальная, без официального оформления этого всего.

Лукашенко будет продолжать сидеть, как вы сказали, на двух стульях, сохраняя хорошие рабочие отношения с Украиной, поскольку они дают ему в том числе дополнительные деньги. А с другой стороны, он будет пытаться максимально сохранить лояльность Беларуси в отношении российских военных и военно-промышленного комплекса, поскольку Беларусь — военный союзник России. Но без того, чтобы пустить российскую армию на свою территорию.

«На выборах в Беларуси происходит полная фальсификация избирательного процесса»

— То есть, в принципе, Лукашенко все равно, кто президент в Украине? Если вспомнить времена Ельцина и Кучмы — там многое строилось на личных отношениях. А теперь ему все равно — Порошенко или Зеленский?

— Я думаю, что все эти финансово-промышленные группы, с которыми Лукашенко в реальности торгует, в том числе нефтепродуктами, сжиженным газом — они все в Украине сохранят свою силу, в крайнем случае будет немного перераспределена собственность этих групп. И дальше, независимо от того, кто будет президентом Украины, отношения будут рабочими, и дальше будут нормально складываться.

— А есть ли сейчас в Беларуси альтернатива Лукашенко?

— Ну в десятимиллионной стране всегда альтернатива есть. Мы видим, что Украина, будучи разочарованной политическими элитами, все равно своего президента избрала. Поэтому альтернатива всегда есть. С другой стороны, Лукашенко делает все возможное, чтобы эта альтернатива сидела как можно тише и не была допущена к президентским выборам, чтобы показывать России и Западу, что он единственный гарант независимости. Точнее Западу показывать, что он гарант независимости, а России — что он единственный человек, который в состоянии обеспечить контроль над ситуацией в стране.

— То есть сейчас нельзя сказать, что есть кто-то, кто может реально составить конкуренцию Лукашенко?

— Надо понимать, что на выборах в Беларуси происходит не вбрасывание бюллетеней, а полная фальсификация избирательного процесса, когда избирательные комиссии подписывают заранее заготовленные протоколы. В этой системе, безусловно, появление сильной альтернативы Лукашенко крайне затруднено.

— Много лет муссируются слухи о подготовке в РФ операции «Преемник». Россия периодически хочет какого-нибудь преемника выдвинуть на выборах в Беларуси. Лукашенко периодически заявляет, что он не вечный и не будет сидеть в президентах, «пока Коля вырастет» (младший сын Александра Лукашенко. — Авт.) Есть кто-то, кто может стать этим преемником?

— Безусловно, преемником может стать кто угодно, кого Лукашенко захочет видеть после себя, вместо себя. Но, по моему мнению, Лукашенко на это не пойдет, поскольку он сам никогда не держал свое слово, поэтому он не будет верить никому, независимо от того, какие гарантии этот преемник ему лично выдавал. А надо понимать, что с 1994 года, когда Лукашенко стал президентом, он совершил столько действий, которые могут трактоваться в соответствии с уголовным кодексом, что просто вот этот момент не позволяет ему вообще отдать власть кому бы то ни было, в том числе тому, кого он сам и поставит на должность. Поэтому я думаю, что Лукашенко будет держаться за власть до последнего, до последнего вздоха и последнего дня своей жизни. Не соглашаясь в том числе и на российские условия, поскольку он понимает, что Россия свое слово нарушала тоже очень часто, и никакие гарантии со стороны России он не может воспринимать.

— То есть казахский вариант «ухода» Назарбаева в Беларуси не пройдет?

— Нет, вариант Казахстана, я думаю, в Беларуси не пройдет. Потому что белорусская система власти всегда была персоналистской. В Казахстане все-таки есть кланы, в Казахстане есть жузы, то есть исторические кланы, есть между ними разделение власти — не в классическом, западном понимании, но в таком родово-племенном плане. В Беларуси этого, к несчастью, нет, а может и к счастью, не знаю. Белорусская система в значительной степени держится на фигуре Лукашенко. И он понимает, что его уход с должности президента автоматически ослабит систему власти, чем, безусловно, сразу же воспользуется Россия.

— Если не проходит казахский вариант — есть еще Северная Корея. Коля еще маленький, но есть два старших сына, которые тоже находятся близко к власти сейчас. Возможен ли вариант, что кто-то из них станет преемником?

— Преемником может стать только тот, на кого согласится Лукашенко. Я, например, уверен, что Лукашенко ни на старшего, ни на среднего сына не будет согласен по тем же самым причинам: он не верит никому, в том числе и своим детям.

«Белорусская государственная система держится на Лукашенко, как на гвозде»

— То есть именно потому, что он им не верит или потому, что они слишком слабые?

— И потому, что слишком слабые в том числе. Он человек, который сам пришел к власти, у которого сильный политический инстинкт. Такие вещи не передаются генетически, человек должен пройти через соответствующие испытания, через взятие этой власти и так далее. Мы, например, видим, что в Азербайджане Алиев-старший был в состоянии держать удар России и в состоянии выстраивать независимую политику, а уже Алиев-младший на большинство пророссийских инициатив вынужден соглашаться. Например, вынужден назначать российских ставленников на позиции ключевых силовиков, министра обороны и так далее.

И Лукашенко тоже отлично понимает, что отдавать власть кому-то другому — для него это чревато тем, что он предстанет перед судом либо его просто ликвидируют. То есть он просто потеряет все, в том числе жизнь. Поэтому, я думаю, что он на такие риски идти не будет.

— Но, с другой стороны, если Лукашенко будет держаться до последнего вздоха... Была в историческом прошлом Югославия — Броз Тито тоже умел лавировать между разными политическими системами и держал страну. А после его смерти начался распад. В Беларуси, конечно, такого распада не будет, но...

— Беларусь, в отличие от Югославии, этнически однородна, поэтому я бы такие параллели не проводил. Если говорить про какие-то сценарии, то это, скорее, румынский вариант, когда чистки силовиков могут привести к тому, что они выйдут из-под контроля. Я бы больше ставил на такие какие-то вещи. И как раз «посадки» ведущих силовиков, которые происходят сейчас в Беларуси, могут этому посодействовать. Но совсем не факт, что именно так в Беларуси и произойдет.

— А что может быть после Лукашенко, можно ли спрогнозировать?

— Пока Россия будет сильной, пока Россия будет амбициозной в плане собирания славянских земель, — безусловно, Россия будет заинтересована в Беларуси, заинтересована в прямой инкорпорации Беларуси в Россию. Для любого российского президента, кем бы он ни был, будь это Путин или какой бы он там демократичный ни был, во что я конечно не верю, для них, безусловно, возможность урвать Беларусь как кусок европейской территории будет чем-то важным.

Но будем надеяться на то, что Россия ослабнет, как это происходило в конце 1980-х, в 1990-х годах, когда фактически Польше, Чехословакии, Восточной Германии разрешили стать независимыми. Разрешили лишь потому, что Советский Союз был слаб. Что-то такое может произойти и в Беларуси, когда Беларусь отойдет в сторону, станет нормальным демократическим правовым государством, интегрированным в западные структуры. Что абсолютно возможно, поскольку я уверен — белорусское общество давно уже до этого дозрело.

Но имея такого союзника, как Россия — не демократичного, авторитарного, — сложно говорить про какие-то серьезные изменения.

— То есть, в принципе, пока Лукашенко жив, пока он держится за власть, России все же будет тяжело захватить Беларусь?

— Да, получается так, пока Лукашенко контролирует ситуацию, у него эта система отработана достаточно эффективно. А надо сказать, что белорусское государство само по себе работает достаточно эффективно, просто отсутствует прописанная процедура: что будет, если не будет Лукашенко. То есть белорусская власть, белорусская государственная система держится на Лукашенко, как на гвозде. С другой стороны: что будет, если этот гвоздь вытащить — процедуры не прописаны, непонятно. И безусловно, если этот гвоздь вытащить, Россия этим воспользуется автоматически.

— А может ли Россия пойти на физическое устранение Лукашенко?

— Я уверен на сто процентов, что такой вариант в Кремле обговаривается, обсуждается. С другой стороны, я не очень верю, что сегодняшняя российская власть в состоянии идти на такие резкие шаги. Вот вы говорили о параллели с Тито. Сталин несколько раз пробовал его физически устранить, и Броз Тито послал очень конкретный сигнал в Москву, что не только Москва может устранить югославского лидера, но и югославский лидер тоже может физически устранить кого-нибудь в Москве. Я думаю, Россия побоится на такой сценарий идти, хотя, безусловно, он обсуждается. Но если создадутся соответствующие очень хорошие условия — Россия может пойти и на это.

Анатолий ГАВРИШ, «ФАКТЫ»

Источник: fakty.ua

Комментарии посетителей

Имя: не обязательно
E-mail: не обязательно
Комментарий:
    список комментариев пуст

Последние новости