Новости Беларусь и Мир

В отношениях с Беларусью у Евросоюза пока нет альтернативы политике санкций

В отношениях с Беларусью у Евросоюза пока нет альтернативы политике санкций

1512 просмотров Минск Брюссель
Последняя отмена санкций ЕС в отношении белорусских чиновников и предприятий — событие заметное, но не выдающееся и уж тем более не новое. Есть все основания предполагать, что Брюссель продолжит проводить в отношении Минска политику, при которой санкции то смягчаются, то вновь ужесточаются, становясь предметом переговоров и взаимных уступок.

В июле Евросоюз исключил из санкционного списка более двадцати белорусских чиновников и четыре компании. В комментарии к своему решению Совет ЕС отмечал, что отмена санкций не означает изменения политики Брюсселя в отношении к Минску. Просто нахождение некоторых персон и предприятий в черном списке больше нецелесообразно с учетом изменившихся условий.

То кнут, то пряник

Санкции в отношении Беларуси Евросоюз применяет с 1998 года. За этот период их неоднократно ужесточали и ослабляли в зависимости от конкретных событий.

Например, санкции ужесточались после инцидента с дипломатическими резиденциями в Дроздах в 1999 году и после парламентских выборов и референдума в 2004-м; смягчались после освобождения некоторых политзаключенных в 2008-м; вновь ужесточались после жесткого разгона демонстрации протеста по итогам президентских выборов 19 декабря 2010 года.

В 2013 году был снят запрет на въезд в страны ЕС главе МИД Владимиру Макею — для его участия в важных политических мероприятиях.

За это время санкции стали не только инструментом давления, но и своеобразным каналом коммуникации между ЕС и Беларусью.

Последнее смягчение санкций можно рассматривать не просто как чисто техническое решение ЕС, а как попытку Евросоюза наладить отношения с Минском. Почему?

Во-первых, Беларусь проявила себя надежным партнером в вопросе мирного урегулирования ситуации в Украине. Организация встреч и результаты работы «нормандской четверки» при посредничестве Минска были высоко оценены европейской стороной.

Кроме того, динамика евразийских интеграционных процессов заставляет Евросоюз задуматься над собственными позициями, поскольку речь идет уже не только о двусторонних отношениях с Беларусью. Двусторонние процессы теперь придется сообразовывать с ситуацией в остальных странах-членах Евразийского экономического союза. На этом фоне желание Брюсселя начать сотрудничество с расширенным евразийским блоком с позитивных тонов представляется вполне разумным.

Что думают о санкциях сами европейцы

В исследовании о воздействии санкций в отношении Беларуси, опубликованном в мае 2012 года генеральным директоратом по внешней политике Европарламента, говорится, что применение санкций к странам с сильной центральной властью неэффективно и может привести к обратному эффекту.

В обществе возникает явление сплоченности, называемое в американской политике rally-around-the-flag effect («собрание под знаменем»). Отмечено, что во времена войн и кризисов президент Соединенных Штатов Америки становился символом единения нации и его популярность росла. Так, например, по состоянию на 10 сентября 2001 года популярность Джорджа Буша составляла 51%, а после атаки террористов-смертников на башни-близнецы в Нью-Йорке 11 сентября его рейтинг за неделю поднялся на 40%.

Аналогичное явление наблюдается и в России, где роль президента также велика. По статистике Левада-центра, популярность Владимира Путина в феврале 2014 года, перед началом военных действий в Украине, составляла 69%, а после введения в отношении России первого раунда санкций ЕС — превысила 80%.

Выводы политологов подтверждают и результаты выборов в Беларуси за последние 20 лет. Таким образом, если западные санкции призваны были содействовать изменению существующего строя, то они явно провалились.

К такому же заключению приходят и авторы исследования 2014 года о санкциях как инструменте внешней политике ЕС Колледжа Европы — главного вуза, готовящего кадры для институтов Евросоюза. Они утверждают, что именно западные санкции стали причиной интенсификации экономических отношений между Беларусью и Россией и развития интеграции на востоке.

Если же санкции предпринимались с целью ограничить свободу передвижения определенных лиц и помешать им выполнять свои профессиональные обязанности, то с этим можно согласиться лишь частично — многие белорусские чиновники, чьи фамилии фигурируют в черном списке, выезжают на Запад по линии международных организаций, членом которых является Беларусь.

Даже в части экономики и бизнеса санкции вряд ли можно признать самым эффективным ограничительным инструментом. Торговые отношения между Беларусью и ЕС динамично развиваются как в части импорта (если в 2010 году импорт ЕС из Беларуси составлял 2,7 млрд евро, то в 2014-м — уже 3,4 млрд), так и в части экспорта (6,6 млрд евро и 7,5 млрд соответственно). Очевидно, что страны ЕС остаются важнейшими деловыми партнерами Беларуси.

Еще одна функция санкций — показательная. И здесь они как раз оказались эффективны. Европейцам удалось убедить весь мир в том, что в Беларуси правит авторитарный режим, или, как когда-то выразилась Кондолиза Райс, «последняя диктатура в Европе» — фраза, ставшая крылатой.

Впрочем, санкции стали показательными и с точки зрения Беларуси: они демонстрируют, как мало может сделать Евросоюз в отношении даже своих непосредственных соседей.

Есть ли альтернатива?

Беларусь не представляет и никогда ни для кого не представляла внешней угрозы. Поэтому ограничительные меры ЕС в отношении Минска отличаются от тех, что применяются, скажем, к Ирану или Сирии — они носят скорее гуманитарный характер.

Теоретически альтернативой санкций могло бы стать полное невмешательство Брюсселя или введение военной силы. Последнюю опцию можно сразу исключить, так как она противоречит ценностям Евросоюза.

Что касается невмешательства, то ЕС не может пойти по этому пути, ведь он выступает гарантом соблюдения принципов демократии в Европе. А власти Беларуси, как ни крути, заслужили санкции за неуважительное отношение к правам человека и принципам демократии, что не соответствует представлениям ЕС о хорошей жизни. К тому же, следует учитывать, что Беларусь находится прямо на восточной границе ЕС, и все происходящее в республике всегда находит отголоски в Европе.

В итоге Брюссель вынужден искать баланс между ролью гаранта европейской демократии с одной стороны и своими геополитическими и экономическими интересами — с другой. Эффективны санкции или нет, но пока они остаются единственным из возможных вариантов воздействия на Минск в сочетании с другими внешнеполитическими инструментами — как программа «Восточное партнерство», например.

По всей видимости, Евросоюз и далее будет проводить в отношении Беларуси такую политику, при которой санкции являются предметом переговоров и взаимных уступок. Значит, несмотря на очередную «оттепель» в отношениях между Минском и Брюсселем, на полное снятие санкций в ближайшее время рассчитывать не приходится.

Тем более что не все требования европейцев в полной мере выполнены белорусской стороной. Ключевым из них, как известно, является освобождение и реабилитация политических заключенных.

Екатерина ЦАРАНОК, Naviny.by

Комментарии посетителей

Имя: не обязательно
E-mail: не обязательно
Комментарий:
    список комментариев пуст

Последние новости