Новости Беларусь и Мир

Беларусь — Россия: за одним столом, но не по одну сторону

Беларусь — Россия: за одним столом, но не по одну сторону

1529 просмотров Минск Москва
Ситуация вокруг Украины была де-факто ключевой темой на совместном заседании коллегий МИД Беларуси и России 18 ноября в Минске и во время встреч главы российской дипломатии Сергея Лаврова с белорусским руководством.

Можно предположить, что перед Лавровым была поставлена задача выяснить, в какой степени недавние заявления Александра Лукашенко отражают его истинные политические настроения, пишет член Совета Движения "За Свабоду", политолог Андрей Фёдоров на Naviny.by.

Позиция Минска по Украине вряд ли резко изменится

Напомним, на прошедшей месяц назад пресс-конференции для российских журналистов белорусский руководитель сделал несколько жестких замечаний в адрес Кремля как раз по украинской тематике.

Неизвестно, что говорилось на закрытой части встречи Лукашенко с Лавровым, однако, судя по официальной информации, дезавуировать свою прежнюю точку зрения белорусский лидер не стал. Он только выразил сожаление по поводу не оправдавшихся надежд, что после выборов ситуация в Украине будет развиваться в направлении стабильности.

Сдержанную позицию в украинском вопросе занял и глава белорусского внешнеполитического ведомства Владимир Макей. По его словам, Беларусь выступает за то, чтобы «вооруженное противостояние как можно быстрее прекратилось, чтобы не было дальнейшего нагнетания военного противостояния, и за то, чтобы все стороны сели за стол переговоров и наконец-то пришли к реальным договоренностям».

То есть, в этом вопросе стороны, по сути, сошлись лишь на необходимости продолжения диалога между сторонами конфликта, а также на том, что местом его проведения должен оставаться Минск.

Так что радикальных изменений в политике Беларуси Киев, по-видимому, может не опасаться. Хотя бы какое-то время.

По поводу Запада разногласий нет

Зато в отношении Запада было вроде бы продемонстрировано полное единство позиций как в военно-стратегической, так и в экономической сфере.

Так, Лавров обвинил его в нежелании строить пространство единой безопасности и в курсе на «ползучее расширение на Восток». В свою очередь, Лукашенко выразил настороженность в связи с «активностью, которая сегодня предпринимается со стороны западных государств на западных границах нашего Союзного государства». А Макей пояснил, что конкретно тревожит создание американской системы ПРО в Европе и повышенная активность НАТО у белорусских границ.

Более того, по его мнению, практически вся Европа уже втянута во взаимное противостояние и мир находится на грани новой холодной войны.

Министры также крайне негативно отозвались о западных санкциях. В качестве альтернативы снова было предложено приступить к работе над созданием «единого экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана». А для начала — как можно скорее начать переговоры о создании зоны свободной торговли между ЕС и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), который Макей назвал одним из ведущих интеграционных объединений региона.

С Европой — в двустороннем формате

Но этой идее вряд ли суждено осуществиться в обозримом будущем. Как представляется, совершенно невозможно, чтобы даже после завершения украинского кровопролития европейская политика вернулась в прежнее состояние.

И прежде всего наверняка будут подвергнуты коренному пересмотру сами принципы взаимодействия Евросоюза с Москвой. Это раньше Брюссель еще мог задаваться вопросом, каким образом и в какой степени следует вовлекать Россию в строительство общеевропейского дома. Теперь же неясно, можно ли с ней иметь дело вообще.

Если Москва не пойдет навстречу условиям Запада по украинской проблеме, более вероятным выглядит обсуждаемое сейчас новое усиление санкций против России.

К тому же нет оснований говорить о какой-либо успешности и, соответственно, привлекательности ЕАЭС. Достаточно вспомнить недельной давности требование Лукашенко к правительству и Нацбанку защищать отечественного производителя всеми возможными способами, невзирая ни на какие интеграционные договоренности.

В свете этого призывы приступить к «интеграции интеграций» выглядят, мягко говоря, утопичными.

Точно так же нереальны попытки использовать в этих целях площадку Восточного партнерства (ВП), поскольку сохранить прежнее сотрудничество в его рамках в прежнем виде тоже едва ли удастся.

Ведь если в конфронтации с Западом победит Кремль, то рано или поздно все страны-партнеры неизбежно окажутся втянутыми в российскую орбиту. В противном же случае каждая из них будет индивидуально определять степень своего участия в ВП. А поскольку их интересы в этом плане кардинально различны, то эта инициатива ЕС может вообще прекратить свое существование.

Трудно допустить, что авторы упомянутых заявлений в Минске не вполне адекватно оценивают сложившуюся ситуацию. Скорее всего, имела место попытка сделать хорошую мину при плохой игре.

Не исключено, что именно понимание безвыходности ситуации и вынуждает официальный Минск искать возможности для нормализации собственных отношений с Евросоюзом.

Об этом свидетельствует очередной визит в Беларусь директора департамента Европейской службы внешних действий Гуннара Виганда для консультаций по вопросам модернизации. Символично, что высокопоставленный брюссельский чиновник прилетел в Минск в тот же день, когда здесь гостил руководитель российской дипломатии.

Комментарии посетителей

Имя: не обязательно
E-mail: не обязательно
Комментарий:
    список комментариев пуст

Последние новости