Новости Беларусь и Мир

В чем отличие между узником совести и политзаключенным?

В чем отличие между узником совести и политзаключенным?

4087 просмотров Минск
Эстонский политик, докладчик по Беларуси Парламентской ассамблеи Совета Европы Андрес Херкель вспоминает граждан, пострадавших за убеждения от своих государств.

Несколько дней назад я был в весеннем Осло. На посвященной ситуации в Беларуси конференции, организованной Норвежским Хельсинкским комитетом в сотрудничестве с Норвежским ПЭН-клубом. Во время ужина у одной из организаторов были слезы на глазах. Почему? Женщина ответила, что ничего не изменится, а люди страдают. И не только в Беларуси. Я никак не мог ее успокоить, кроме как обратиться к истории, полной неописуемых ужасов. Вторая мировая война, депортации, страдания и смерть в ГУЛАГе. К счастью, сегодняшняя ситуация не настолько страшна.

Когда я вернулся домой, переоделся в майку, которую мне подарили в Осло, с надписью «Свободу Алесю Беляцкому». Сейчас я пишу эти строки, а портрет Алеся у меня на груди, надпись — на моем животе. В прошлом году я встречался с Алесем в Норвегии. А в этом году я получил майку с требованием его освобождения.

Алеся арестовали в августе прошлого года. Осенью он был осужден к четырем с половиной годам заключения за уклонение от налогов. Деньги на поддержку Правозащитного центра «Весна», которые возглавлял Алесь, поступали на его личный банковский счет. Поскольку «Весна» не может работать открыто и свободно и иметь банковский счет, это было единственной возможностью поддерживать организацию. «Международная амнистия» сразу признала Алеся Беляцкого узником совести. Поскольку деятельность Алеся по защите прав человека широко признана, многие парламентарии по всей Европе поддержали его выдвижение на Нобелевскую премию мира.

Какая разница между узником совести и обычным политическим заключенным? Самая простая дефиниция политического узника — лицо, которое находится в тюрьме из-за того, что выступает против правительства своей страны. Не всегда просто определить это, так как часто используются неполитические статьи, может иметь место селективное правосудие или даже явно искусственные обвинения. Например, один из типичных методов — «нашли» наркотики в кармане арестованного диссидента.

Узники совести — люди, которые были лишены свободы из-за выражения своих убеждений. Однако, есть уточнение, что эти убеждения должны быть мирными и не призывать к насилию. Те, кто пытается свергнуть правительство в сотрудничестве с разведкой другой страны, также не подпадают под этот статус. Таким образом, активисты «Ночного дозора», если их вина в так называемых беспорядках «бронзовой ночи» (русский бунт в Эстонии в 2007 году — прим. Pyx.by) будет убедительно доказана, в любом случае не будут признаны узниками совести.

Помимо политиков, религиозные деятели также могут стать узниками совести, если они отказываются из-за своих убеждений исполнять обязанности, наложенные государством, противоречит их религии. Само понятие «узник совести» было предложено в 1961 году британским юристом Питером Бененсаномм. Он также начал кампанию «Призыв к амнистии-1961», которая превратилась во влиятельную правозащитную организацию «Международная амнистия». И хотя организация со временем расширила свои принципы, и нам может совсем не нравиться их критика эстонской языковой политики, требование освободить узников совести также является базовой деятельностью «Международной амнистии».

Сегодня в Беларуси около 10 узников совести. Например, в прошлом году журналистка Ирина Халип была узником совести под домашним арестом, сегодня она имеет определенную свободу премещений. Так сказать, она узник совести под условно-досрочным освобождением. Муж Ирины, Андрей Санников, кандидат на президентских выборах-2010, сейчас в тюрьме, где очень жесткие условия, и все, кроме белорусских властей, волнуются о его здоровье. Кстати, и сама Ирина была сначала в тюрьме, но поскольку у них с Андреем маленький сын, который остался со старенькой бабушкой, а международное давление было настолько сильным, власти решили смягчить наказание. В течение многих месяцев она была вынуждена оставаться дома, отрезанной от связи с внешним миром, даже к окну было запрещено подходить.

Беларусь признана страной-изгоем, а наличие политзаключенных там только подтверждает этот статус. С другой стороны, в странах-членах Совета Европы вообще не должно быть политических заключенных, не говоря уже о узников совести (Беларусь не является членом Совета Европы — прим. Pyx.by). Но на практике это не совсем так. Пальма первенства здесь у Азербайджана, где «Международная амнистия» насчитала 14 узников совести. Это относительно новые дела, эти люди в своих блогах и публичных выступлениях критиковали власти и призывали людей к демонстрациям.

И я бы хотел призвать всех людей доброй воли обратиться к эстонским журналистам и особенно к Эстонской компании национального вещания не забыть о политических заключенных и существенном недостатке политического плюрализма в Азербайджане, если они полетят в Баку в конце мая. Эти проблемы не должны быть забытыми, потому что наша привилегия жить в свободном мире просто обязывает нас делать хоть что-то. Мы должны всегда помнить о страданиях других.

Среди сегодняшних азербайджанских политзаключенных нет таких ярких звезд, как журналист Эйнула Фатулаев, которого освободили под международным давлением в мае прошлого года. Я писал о нем в своей книге «Письма из Азербайджана» (2010), базирующейся на моем опыте докладчика (Парламентской ассамблеи Совета Европы по Азербайджану (2004-2010) — прим. Pyx.by). Из новых заключенных — наиболее выдающийся Турал Аббаса, 29-летний журналист и блогер, глава молодежной секции Партии равенства (одна из основных оппозиционных партий — прим. Pyx.by). Прежде всего, примечательно, как много молодых людей было изолированно от общества. Бывшие министры Фархад Алиев и Али Инсанов теперь тоже политзаключенные, хотя они и не были признаны узниками совести.

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев, которые уже долгое время находятся в тюрьме в России, были также номинированы на статус узников совести. Ходорковский более известен из них, но по существу мы имеем дело с двумя параллельными делами. Возможно, Лебедев был арестован первым, чтобы намекнуть Ходорковскому покинуть страну. Но Ходорковский остался. В 2005 году оба были осуждены на 9 лет в тюрьме, но в 2011 году, когда они могли претендовать на условно-досрочное освобождение, еще 12 лет были добавлены к их наказаниям по новым обвинениям. После этого «Международная амнистия» признала их узниками совести. Помимо этого, политические лидеры вроде Бориса Немцова и других, были арестованы на короткие сроки. Поскольку «Международная амнистия» среагировала быстро, можно сказать, что в списке узников совести в России, который обычно состоит из 2 плюс х имен, ныне х равен 0.

Третья страна-член Совета Европы, в которой время от времени появляются узники совести, — это Турция. Отчасти, это случаи, связанные с вопросами совести либо с членами Рабочей партии Курдистана.

Политики за решеткой в Украине все чаще на повестке дня. К настоящему времени избегалось называть в официальных документах бывшую премьер-министр Юлию Тимошенко и бывшего министра внутренних дел Юрия Луценко политическими заключенными. Представители «Международной амнистии» также не видят оснований называть бывших украинских чиновников узниками совести. В то же время, факт того, что политический мотив хорошо виден как в работе следствия, так и суда, не может игнорироваться. Как только одно дело против Тимошенко было закрыто, сразу же было открыто другое, так что она не могла даже на короткое время свободно общаться с внешним миром.

В Армении были десятки политических заключенных и много убитых после последних президентских выборов в 2008. На сегодняшний день проблема заключенных решена, но в начале мая в стране пройдут парламентских выборах. С опытом прошлого, выборы относятся к фактору риска в Армении.

И напоследок — пример из далекой страны. Насколько полными исключений могут быть обстоятельства, связанные с политическими заключенными, видно из жизни одиннадцатого Панчен-Ламы Гедуна Чокьи Ньима (Панчен-Лама — второй по значимости Лама после Далай Ламы в тибетском буддизме — прим. Pyx.by), родившийся в 1989 году. Его изолировали от мира в возрасте шести лет. Это самый молодой политический заключенный в мире. И теперь, когда он уже подрос, Гедун Чокьи Ньим все еще под арестом.

***

Не все узники совести — борцы за свободу в прямом смысле этого слова. Право выбрать альтернативу службе в армии по религиозным или иным убеждениям — это не борьба за свободу. Наш Юрий Кукк (эстонский диссидент, погиб в неволе в 1981 году, прим. Пер.), безусловно, был узником совести и борцам за свободу. Некоторые из сегодняшних выступающих на конференции памяти Юрия Кукка — Эн Тарту, Март Никлус и Колью Мятлик — имеют такой же статус. Они пользуются огромным уважением за то, что сделали. И, к счастью, в сегодняшней Эстонии мы говорим о политических заключенных в прошедшем времени.

В демократической стране люди критикуют политиков, но в авторитарном государстве правительство и официальная пропаганда критикуют узников совести. За пределами своей страны или среди оппозиции узник совести может быть очень уважаемым человеком. Но заслуженное официальное признание приходит только после коренной смены правительства. К счастью, в Эстонии это уже произошло.

-----------------------------

Текст был подготовлен к конференции «День мучеников за свободу», Тарту, 25 марта 2012 года. Перевод Даши СЛАБЧЕНКО

Комментарии посетителей

Имя: не обязательно
E-mail: не обязательно
Комментарий:
    список комментариев пуст

Последние новости