Навіны Навіны Беларусі

Алесь Лагвінец: У Беларусі ёсць хутчэй не апазіцыя, а дысідэнцкі рух

Алесь Лагвінец: У Беларусі ёсць хутчэй не апазіцыя, а дысідэнцкі рух

1590 Праглядаў Мінск
Прайшло сто дзён з моманту абрання новага кіраўніцтва Руху «За Свабоду». Сябра Рады Руху і адзін з кандыдатаў на пасаду старшыні Алесь Лагвінец распавёў, чым ён займаецца пасля выбараў.

 Во время выборов председателя движения ходили разговоры о возможном внутреннем расколе. Какая ситуация на сегодняшний день?

— Лучше всего ситуацией владеют руководители движения «За свободу», я таким не являюсь. Я себя считаю в широком смысле диссидентом, это шире, чем членство в какой-либо организации. Всегда есть поле для деятельности, и можно себя реализовывать как в рамках какой-то организации, так и просто как личность, выполнять то, что я считаю необходимым.

— То есть вы теперь дистанцировались от движения?

— Я такого не говорил. Я действую так, как и раньше действовал.

— Вам, как харизматическому политику, проигравшему выборы, было тяжело справиться со своими амбициями после выборов?

— Амбиции есть у всех, они есть и у сегодняшнего руководства движения, и были у претендентов на роль председателя. Самое важное — реалистично оценивать себя, свое влияние на организацию и свои дальнейшие шаги.

— У вас было свое видение развития движения. Сегодня оно может каким-то образом вписаться в линию нового руководства, чтобы улучшить организацию?

— Когда побеждает какая-то концепция, то она и реализовывается. Легитимность посредством числовой победы получил другой претендент, и он теперь реализует свою программу и свое видение движения. Я не думаю, что оно сильно поменялось в сравнении с тем, чем было движение раньше.

— Ваше мнение не может быть принято в движении?

— Есть разные вещи, которые все-таки отличают подходы, но это внутренние вопросы, некоторое время они обсуждались внутри движения, но теперь есть то видение движения, которое есть. Тут вопрос дальнейших действий.

— Чем вы теперь занимаетесь?

— Я решил действовать в рамках таких инициатив, которые мне по душе: мы собираем подписи за памятник слуцким повстанцам, совместно с Таварыствам беларускай мовы будем пробовать реализовывать программу расширения использования белорусского языка на потребительском рынке, есть инициатива создать более молодежную организацию под названием «Дзея».

— По вашему мнению, какие вопросы сегодня в первую очередь должна решать оппозиция, в том числе движение, лично вы?

— Слово «оппозиция» более применительно к развитым политическим режимам, где есть представительство альтернативных политических сил в разных органах власти и ее институализованность. В Беларуси сложно сказать, что есть оппозиция, ест широком смысле диссидентское движение или значительная часть общества, которая не согласна с политикой властей. И если говорить о том, что может быть приоритетным, то это должна быть любая деятельность, которая защищает интересы людей. Мы не можем абстрактно сказать, что вот есть белорусский народ и мы стремимся защищать все его интересы.

С одной стороны, очевидно, что нужно отстаивать то, что усиливает нашу независимость, наш суверенитет, наше сближение с развитыми демократическими странами. С другой стороны, нужно стремиться отстаивать те интересы, продвигать те ценности, которые очень важны для будущего Беларуси. Важно быть на острие противостояния с властями. Когда нужно — поддерживать их шаги, а когда необходимо — высказывать свою позицию и по возможности мобилизировать широкую поддержку, оценивая свои возможности и способности организовывать в той или другой форме протест.

— Каким образом вы видите взаимодействие с властью?

— По любому конкретному вопросу можно пробовать разговаривать с властью. Сбор подписей под обращением против декрета о социальных иждивенцах — это тоже ненасильственная попытка повлиять на власть с использованием реальных механизмов, которые у нас есть. Я использую все легальные механизмы, чтобы влиять на власть и убеждать большинство наших людей, что власти действуют против национальных интересов, и что теми, кто будет отстаивать национальные интересы и интересы людей, являются альтернативные силы.

— По вашему мнению, какими чертами должен владеть лидер политических сил?

— Один лидер мало что может решить. Решает комбинация, с одной стороны — активного лидера, который показывает личный пример, а с другой стороны — активной позиции каждого белоруса, который готов участвовать в отстаивании своих прав и прав других людей, который показывает солидарность, а также отстаивает принципы независимости, национальной отличительности и демократии в Беларуси. Только сочетание этих двух вещей может привести к позитивным изменениям в Беларуси. Мы можем заметить некоторую положительную динамику, моменты, которые в чем-то улучшаются и дают надежду. С другой стороны, проблемой остается определенная пассивность, равнодушие, запуганность людей, которые боятся или не хотят принимать участие в общественно-политической деятельности.

— Вы видели себя лидером движения «За свободу». Есть ли какие-то амбиции на будущее?

— Мы говорим о реалистической оценке себя и своей деятельности. Я реалистично оцениваю то, что могу сделать, и сегодня говорить о каких-то политических амбициях преждевременно. Мы с большего диссиденты, и для диссидентов важно показывать пример ответственных действий, которые основываются на принципах патриотизма, демократии и защиты прав человека. Чем больше таких личных примеров мы будем показывать людям, тем больше шансов, что нас поддержат, и в Беларуси в конце концов возникнет критическая масса людей, которые хотят изменений к лучшему.

Саша Правдина

Крыніца: www.belaruspartisan.org

Каментары наведвальнікаў

Імя: не абавязкова
E-mail: не абавязкова
Каментар:

Апошнія навіны