Навіны Навіны Беларусі

Сяргей Петрухин: «Не магу падмануць тых людзей, якія вераць у мяне»

Сяргей Петрухин: «Не магу падмануць тых людзей, якія вераць у мяне»

1253 праглядаў Брэст
Папулярны брэсцкі блогер Сяргей Петрухин, які ідзе на выбары пры падтрымцы Руху «За Свабоду», заявіў, што ў яго канфіскавалі тэхніку па палітычных матывах.

«Милиционеры пришли в связи с оскорбительным комментарием, который будто бы я разместил в отношении одного крупного чиновника комитета Госконтроля. Я делал репортаж о нем три месяца назад, где рассказывалось, что прежний председатель Брестского горисполкома незаконно передал ему земельный участок в центре города. По поводу моего репортажа уже проводилось расследование. И вот теперь — изъяли технику», — рассказывает Сергей. Он предполагает, что этот визит милиции к нему домой связан с его намерением стать кандидатом в депутаты парламента. С этого инцидента мы и начали разговор с Сергеем Петрухиным.

— Сообщили тебе милиционеры, когда вернут технику?

— Да, сказали, что вернут через 5-6 дней, но, знаете, верить на слово нынешним милиционерам сложно. Буду рад, если они докажут обратное в этом случае.

— Когда и как возник твой канал «Народный репортер» на ютубе? Каким образом он стал таким популярным, раскрученным?

— Всё началось в 2014 году. Отправной точкой стала ситуация в доме, в котором проживаю. Дому 50 лет, крыша течет, всё прохудилось — и нигде ничего нельзя было добиться. Я сделал фильм об этом — в интернете он называется «Сага о 4-м ЖЭСе», где показал все нюансы, документы.

И вот потом меня это как-то увлекло. С Денисом Турченяком из общественного движения Рух «За свабоду» занялся проблемными домами, откуда людей переселяли из центра на окраину, зачастую незаконно. Некоторые люди умерли, не выдержали этого — инсульты, инфаркты. Это меня заинтересовало, и тут я увидел на этом примере, что у нас в стране не работают законы. Вообще. Они как бы есть, но почти всегда их можно толковать двояко, пользуясь поголовной правовой безграмотностью простых людей.

Чиновники и прочие сильные мира сего очень умело этим пользуются, когда им нужно. Они выигрывают все суды, которые у нас в стране не являются независимыми и беспристрастными, и служат интересам исполнительной власти и ее подразделений. Они отбирают жилье, даже не применяя каких-то особых ухищрений. Просто сообщают письмом о своем решении. Я подумал: Боже, в какой стране я живу? Тем более что по телевидению мы уже более 20 лет мы слышим речи об ужесточении борьбы с коррупцией, о том, что это недопустимо, что коррупция — это развал государства. Ну, естественно, я, как гражданин, посчитал своим долгом помогать бороться с этим злом, потому что мы все знаем, что коррупция это путь в никуда, это смерть страны.

И я стал снимать сюжеты о злоупотреблениях чиновников, тем более что эта эпопея переселений шла уже и по другим домам. Некоторым людям я сумел помочь, это ул. Гоголя, д. 42, 44 — их не отселили на окраины, дали квартиры в центре, они меня благодарили. Я не в курсе, знают ли в Минске, чем занимаются на местах чиновники. Но я делаю своего рода посылы администрации президента. Очень надеюсь, что там с ними хотя бы ознакомились...

Потом в «Народный репортер» пришли и другие темы — строительные, ГАИ, наркотики и так далее. Иногда людей сажают в тюрьму, не доказав вины, настолько очевидно, нагло. И я хочу общественности донести эту информацию. Вы знаете, сейчас общественное мнение формируется в первую очередь в интернете, поскольку зажаты печатные СМИ. Откуда бы люди узнали, например, о высокопоставленном офицере УДФР Геннадии Алексеевиче Андросюке, которому прежнее городское руководство подарило участок в центре города с домом, в котором живут люди. Причем, сделано это было вопреки всем законам Республики Беларусь.

— Сколько уже сделано фильмов на «Народном репортере»?

— Не знаю, не считал. Я думаю, около ста. Но там не все сюжеты развернуты в виде фильма, бывают небольшие выпуски или где я просто рассказываю о том, как идут дела в городе, чисто информационно. Ну а таких полноценных сюжетов, я думаю, около 50.

— Сам, наверное, видишь по количеству просмотров, что это вызывает интерес?

— Да, и меня очень сильно морально поддерживают в этом плане. Людям это интересно. Но они все почему-то говорят мне, что власти тебя подставят, посадят в тюрьму, подкинут наркотики и т.д. Реально боятся. Это лишний раз говорит о том, что наше так называемое стабильное и процветающее общество пропитано страхом, боязнью репрессий, бесполезностью борьбы за свои элементарные права, прописанные в Конституции. Это неприемлемо.

— Темы какие-то подсказывают? Обратная связь ведь имеется?

— Да, очень многие хотят мне рассказать о своей беде или проблеме. Но, к сожалению, я не могу со всеми этими обращениями справиться, их очень много, и я беру только самые резонансные, значимые темы.

— Кроме того, наверняка приходится тратить немало времени на расследование, изучение темы, чтобы всё было подтверждено и подкреплено фактами, документами.

— Да. Но я не один. Некоторые думают, что я все делаю один. На самом деле у нас работает команда, готовящая сюжеты и темы. Один я не смог бы столько много выпускать. Все требует кропотливой проверки. Как показывает нынешняя ситуация, это полностью обосновано. Потому что за любое слово можно зацепиться и привлечь к ответственности.

— К тому же добавляется немалая работа с монтажом, озвучкой, чтобы фильм имел профессиональную, выразительную начинку.

— А вот это я делаю всё сам, что касается монтажа и подбора видеоряда.

— В прежние времена ты работал в театре, был шоуменом, многие помнят твои программы «Отраженные в лужах» с изрядной дозой сатиры. Это имеет какую-то связь с твоими нынешними работами в «Народном репортере»?

— Не могу сказать точно... Я всегда был приверженцем справедливости, закона. С самого детства меня этому мама учила. У меня была в Кобрине очень хорошая учительница русской литературы — мама Александра Степановича Рогачука. Она очень сильно повлияла на мое мировоззрение. Я читал много книг, знал наизусть много стихов. И этот взгляд на окружающее через призму справедливости, чтобы все было по закону, во многом определяют учителя.

— Наезды от властей какие-то были за сюжеты «Народного репортера»?

— Я думаю, что наездов быть не может. Я же не против власти. Наша Конституция декларирует верховенство закона, но чиновники об этом забывают и воображают, что Закон это они и есть. И меня такое очень настораживает. Раньше думал, что в Минске не знают, что творится на местах. И я хотел бы продолжать так думать, но, к сожалению, эта вера уходит. В стране всё очень плохо. Власть и общество на сегодняшний день существуют как-бы в параллельных мирах, никак не соприкасаясь и не ведя диалог.

— Я понимаю так, что ты не против государства, а за. А за какое ты государство?

— За справедливое. Конечно, этого очень сложно добиться, но к этому всегда надо стремиться и за это бороться всем миром. Власть всех уровней в государстве должна быть избираема и обязательно сменяться время от времени. За такое государство, в котором то, что прописано в законах, соблюдается. За государство, которое подотчетно народу и контролируется гражданским обществом. За государство, где высшей ценность является человек, а не интересы какой-либо группировки, находящейся при власти.

— Делая эти фильмы, ориентируешься на имена какие-то и образцы? Есть свои кумиры жанра?

— Раньше мне очень нравилась работа российских тележурналистов — Парфенова, Диброва. Их манера подачи, ум, прозорливость. Разочаровался в Караулове, Мамонтове, работа которых превратилась в оголтелую пропаганду, разбавленную откровенной ложью.

— Почему решил выдвигаться независимым кандидатом в депутаты и начал сбор подписей?

— Я вот проснулся однажды, и понял, что в такой стране нельзя жить. И начал снимать фильмы. Я смотрю на людей... Вот есть же у нас богатые толковые люди, заработавшие деньги в созданном ими бизнесе. Они не идут в депутаты, а могли бы. Они боятся потерять то, что у них есть. А у меня ситуация выглядит так, что мне нечего терять. Не имею активов, накоплений, вилл и яхт. Мой канал не имеет доходов — я просто хочу через него внести ветер перемен. А через парламентскую трибуну, через работу в какой-то из парламентских комиссий можно что-то реально менять в нашей стране. И я не могу обмануть тех людей, которые верят в меня.

— Как преодолеваешь страх, боязнь? Ведь многие опасаются высовываться, куда-то выдвигаться хотя бы на уровне местной власти.

— Если честно, бояться я уже устал. Везде, где я вижу нарушение закона, стараюсь не проходить мимо. Ну и, конечно, я бы хотел, чтобы в нашей стране были выборы, а не то что проводится под этим названием последние 20 лет.

Николай Александров

Крыніца: www.bk-brest.by

Каментары наведвальнікаў

Імя: не абавязкова
E-mail: не абавязкова
Каментар:
    спіс каментароў пусты

Парламенцкія выбары-2016

Апошнія навіны