Навіны Навіны Руху

«Спыніць размовы пра праблемы на кухнях»

«Спыніць размовы пра праблемы на кухнях»

2391 прагляд Мінск Баранавічы
Андрэй Дзмітрыеў, Юрась Губарэвіч і Аляксандр Мілінкевіч адказалі ў рэдакцыі газеты «Іntex-press» на пытанні адносна кампаніі «Народны рэферэндум».

Инициаторы кампании "Народный референдум" поделились планами борьбы с общенациональной апатией и рассказали, в каком случае белорус, занятый просмотром телевизора и жаркой картошки, откроет оппозиционерам дверь.

– Какова цель кампании "Народный референдум"?

Андрей Дмитриев: Накануне возникновения идеи "Народного референдума" мы оценили ситуацию, в которой находится сегодня Беларусь, и пришли к неутешительному выводу: мы живем в атмосфере апатии, недоверия и постоянного нагнетания страха. Обещания, которые власть давала накануне последних президентских выборов, не реализуются, люди понимают, что государство "кинуло" их в плане социальных гарантий, качественного медобслуживания, образования их детей.

Для многих такое положение вещей за долгие годы стало привычным, но есть и люди, чаша терпения которых переполнена и которые хотят перемен. Этих людей мы называем "новым большинством", по данным социологов, это примерно 50-60% взрослого населения страны. Они уже перестали доверять Лукашенко, но при этом еще не доверяют оппозиции. Именно им и адресована наша инициатива.

Александр Милинкевич: "Народный референдум" – это попытка объединить общество вокруг одного вопроса: какие изменения нужны стране? А общество хочет перемен, но надо перестать говорить о проблемах только на кухнях. Наша задача – показать, что в своем стремлении к лучшей жизни люди не одиноки. Мы хотим, чтобы с помощью политических организаций они сформулировали вопросы, которые необходимо вынести на общественное обсуждение.

– Почему ключом к системным изменениям вы выбрали именно референдум? Вполне возможно, что у людей сложилось неоднозначное впечатление об общественном обсуждении, и слово "референдум" ассоциируется у них со сменой государственной символики или позволением президенту занимать свой пост неограниченное количество раз.

Андрей Дмитриев: Эта идея возникла, потому что референдум понятен людям, они его помнят, они принимали в нем участие. Люди знают, что референдум – это когда государство спрашивает у них, как должно быть дальше. Мы выбрали его как инструмент, потому что это наглядный способ донести до людей, какие изменения могут их ждать. Еще один момент: сегодня, в атмосфере тотального страха, белорусы понимают, насколько опасно быть откровенным в одиночку. Мы предлагаем объединиться с тысячами неравнодушных людей, чтобы высказать свое негодование.

Что же касается доверия к референдуму, то последний опрос НИСЭПИ дал очень интересные результаты: 52% опрошенных белорусов ответили, что референдум нужен. Социологи также спросили, какие вопросы следует выносить на обсуждение. Наряду с вопросами экономического характера люди хотели бы высказывать свое мнение о строительстве китайского технопарка, атомной электростанции или размещения российской авиабазы. Общество негодует от того, что с ним никто не советуется.

– Каковы шансы на проведение референдума? Ведь даже если эту идею удастся осуществить, вы знаете, кто и как у нас считает голоса.

Андрей Дмитриев: А кто считает голоса? Лидия Ермошина? Александр Лукашенко? Нет, голоса считают комиссии, в которых сидят люди из того самого "нового большинства". Там сидят женщины, которые подходят к нам на рынках и спрашивают, когда, наконец, им поднимут зарплаты. Наша задача – дать этим людям повод почувствовать, что от них зависит честный подсчет голосов. Этим мы сейчас и занимаемся, поэтому на прозрачность итогов мы возлагаем большие надежды.

– Это в случае, если референдум состоится. Но как вы самиоцениваете шансы на его проведение?

Юрий Губаревич: Можно, конечно, вспомнить предыдущие попытки оппозиции провести референдум – все они были неудачными. Но давайте подумаем о причинах этих провалов.

Во-первых, темы, которые поднимала оппозиция, были неинтересны народу. Во-вторых, если идеи вопросов и были удачными, то сама кампания проходила скомканно и вяло. Партия подавала документы на регистрацию инициативной группы, Ермошина их не регистрировала, история заканчивалась ничем.

Александр Милинкевич: Лично я не верю, что нам дадут провести референдум. Но у нас есть шанс сыграть в беспроигрышную игру. Если власть и решится на референдум, то каким начальником она себя покажет? Получается, руководитель признает, что политика его несовершенна и он сам инициатор этих проблем. Если власть отказывает нам в референдуме – она не хочет решать очевидные и очень важные для Беларуси вопросы. Этим она вновь показывает неуважение к народу и наплевательское отношение к мнению сотен тысяч людей.

– "Фишка" в том, чтобы ставить вопросы, на которые у власти нет ответов?

Юрий Губаревич: У нас есть несколько критериев. Во-первых, это должен быть вопрос, который волнует все белорусское общество. Во-вторых, он должен касаться не локальных, а общенациональных проблем. И третье – ответы на эти вопросы должны вести к системным изменениям. Нас часто спрашивают, а что, если власть перехватит нашу инициативу. Мол, она может выслушать нас и решить проблемы двумя-тремя указами. Мы же уверены, что это будут такие вопросы, на решение которых власть самостоятельно пойти не сможет, поскольку это сломает всю ее сущность, всю структуру, которой уже 20 лет. Как пример можно назвать вопрос о независимости судейской системы. Вряд ли власть рискнет потерять суд как один из инструментов запугивания людей.

– Воспримет ли аполитичный белорус идею, исходящую от оппозиции, которая на последних президентских и парламентских выборах показала себя разобщенной и слабой?

Андрей Дмитриев: Представьте себе человека, который пришел вечером с работы, усталый, голодный, и начал жарить картошку, параллельно переключая каналы по телевизору И тут к нему в дверь звоним мы. Он, неохотно плетясь к двери, спрашивает: "Кто там по мою душу?" И тут есть два варианта ответа.

Мы можем сказать "Это мы – оппозиция. Выберите нам единого кандидата, который будет бороться с Лукашенко за президентское кресло". Что мы услышим? Я думаю, что это будут шаги человека обратно к своей картошке и телевизору. Он уже наслушался ссор демократических сил, которые спорят, бойкотировать выборы или нет. Я почти на все сто уверен, что гражданин развернется и снова пойдет на кухню к своей картошке.

Второй вариант ответа – "Это мы и еще 450 тысяч людей, которые хотят перемен". И вот здесь шансы остаться услышанным и понятым народом резко увеличиваются. Потому что человек понимает – не он один стремится к лучшей жизни.

Цель "НР" – не замена сегодняшней власти на оппозиционную. Наша задача – разбудить общественную дискуссию и вместе выявить, что мешает нам жить лучше.

Как провести референдум

Чтобы провести референдум по инициативе граждан Беларуси, должна быть создана инициативная группа, в состав которой должны входить не менее ста человек. Они подают в Центризбирком документы на регистрацию своей группы, а также вопрос, который хотят вынести на референдум. Эти документы ЦИК направляет в Министерство юстиции и Прокуратуру Республики Беларусь, которые проверяют соответствие вопроса требованиям законодательства.

В случае их положительного заключения, инициативная группа может начать сбор подписей граждан за проведение референдума. Не более чем за два месяца группа должна собрать не менее 450 тысяч подписей.

Комментарий специалиста

"Это лучше, чем вообще ничего не делать"

Александр Класковский, руководитель аналитических проектов информационной компании БелаПАН:
– Надеяться, что "Народный референдум" – это какая-то чудесная находка, которая сделает оппозицию могучей и сотрясет устои режима, может только наивный. "Народный референдум" – это такой тактический ход, и сами инициаторы не скрывают, что никаких надежд на доведение до логического конца этой инициативы нет. Скорее это рамка, которая позволяет оппозиции работать с населением: задача старая, обрамление новое. Это поможет освежить контекст разговора оппозиции с обывателями, в какой-то степени поможет прозондировать настроение.

Понятно, что в затее этой есть доля популизма, но я бы отдал должное инициаторам – это лучше, чем ничего не делать. А они хотя бы пытаются шевелиться и придавать какую-то осмысленность своим действиям накануне грядущих местных выборов. Те, кто сразу стал бросать грязью в эту идею, едва ли выглядят лучше. Ведь бойкотировать выборы и ждать, пока режим завалят санкциями, а Кремль подкрутит какой-то краник, – это еще более беспомощная позиция.

Референдумы, которые не состоялись

С момента прихода к власти Александра Лукашенко все проводимые в стране референдумы были инициированы исключительно самой властью. Однако попытки воспользоваться своим Конституционным правом демократические силы предпринимали. "IP" проследила, что из этого получилось.

В 2010 году партия БНФ выступила с инициативой о проведении референдума, на повестку которого планировалось вынести вопрос:

"Поддерживаете ли вы сохранение размера таможенных пошлин на уровне 2009 года?" В соответствии с законодательством вопрос этот был отправлен на экспертизу в Минюст и Генеральную прокуратуру. Оба госоргана дали "красный свет" проведению референдума. В ответе Генпрокуратуры было сказано, что ответы на поставленный вопрос не позволяют определить отношение людей к проблеме: в случае отрицательного ответа не ясно, хотел бы участвующий в референдуме гражданин понизить пошлины или же, наоборот, повысить.

В начале 2012 года экс-кандидат в президенты Дмитрий Усс хотел зарегистрировать инициативную группу по подготовке референдума, на который планировалось вынести вопросы, связанные с изменением избирательного законодательства.

Секретарь ЦИК Николай Лозовик, комментируя решение об отказе в регистрации инициативной группы Усса, назвал поданные политиком документы "моделью безграмотности" и "элементарным разгильдяйством".

Весной 2012 года о возможности проведения местного референдума заговорили жители Смолевичского района. Они протестовали против строительства в их регионе китайского технопарка, указ о возведении которого подписал Лукашенко. Жители района должны были ответить на один вопрос: "Согласны ли вы с размещением на территории Смолевичского района Китайско-белорусского индустриального парка?".

В ответе, который пришел из управления юстиции, говорилось, что поднятый вопрос на местном референдуме относится к компетенции не местных, а республиканских властей, поскольку указ о строительстве технопарка подписал президент. А инициировать по этому вопросу республиканский референдум невозможно, поскольку указы президента на референдуме обсуждаться не могут.

Каментары наведвальнікаў

Імя: не абавязкова
E-mail: не абавязкова
Каментар:
    спіс каментароў пусты

Апошнія навіны