Новости Аналитика

Финансовый эксперт Сергей Чалый: «Мы пошли другим путем...»

Финансовый эксперт Сергей Чалый: «Мы пошли другим путем...»

155 просмотров Брест
Через сто лет после Октября и спустя четверть века с момента распада СССР этот путь, с точки зрения либеральных экономистов, выглядит тупиковым

Уровень доходов населения напрямую коррелирует со структурой экспорта. В этом секрет роста благосостояния восточноевропейских и некоторых азиатских стран. Однако Беларусь все последние годы движется в противоположном направлении. Такую точку зрения высказал известный экономист и финансовый эксперт Сергей Чалый.

На днях он побывал в Бресте, где встречался с представителями общественности (встреча была организована в рамках проекта «Еврошкола от движения „За свободу“»), а также пообщался с журналистом «Вечерки». Ответы аналитика на некоторые вопросы показались нам весьма любопытными.

Почему одни страны растут быстрее, а другие медленнее?

«Сложный вопрос. Долго ученые пытались найти какую-то корреляцию и никак не могли. Ни природа, ни количество природных ископаемых, ни количество населения не коррелируют с ростом. Единственное, что коррелирует, — это структура экспорта. Чем ближе она к структуре экспорта развитых стран — тем лучше живет страна. В этом секрет роста благосостояния восточноевропейских и ряда азиатских стран. Беларусь же последние годы движется совсем в противоположном направлении. Еще в начале и даже в конце 90-х годов структура нашей экономики, нашего экспорта была близкой к среднеевропейским показателям.

Но вместо того, чтобы это развивать, мы пошли другим путем. Мы все больше с каждым годом приобретаем черты нефтяной экономики. При том, что своей нефти у нас практически нет. За последние два десятилетия мы потеряли много промышленности с высокой добавленной стоимостью (машиностроение, приборостроение, радиоэлектронная промышленность и прочее) и ушли в первый передел сырьевой отрасли (нефтепереработка и калийные удобрения) и первичную обработку сырья (лаки, краски, растворители и разбавители). Доля остальных статей экспорта очень мала и продолжает сокращаться. В том числе услуги. Даже с тем уровнем жизни, который у нас есть сегодня, доля услуг в нашей экономике намного ниже, чем могла бы быть».

Отчего происходит изменение структуры экспорта?

«У нас ведь нет никакой экономической политики, никакой структурной перестройки. Проще всего покупать нефть и продавать продукты первого передела. В результате нефтепереработка выросла в разы, и это плохо, потому что нефтепродукты — это биржевые товары. Они торгуются по всему миру, а мы не имеем никакой ценовой власти на рынке. И это настоящее сырьевое проклятие.

Дело даже не только в том, что мы подвержены всем мировым кризисам и шокам. Хуже то, как мы интегрированы в европейскую и мировую экономику — две-три товарные позиции и все. Такая вот бензоколонка на границе с Россией. Ни о каком серьезном росте доходов, инвестициях и прочем говорить не приходится», — считает экономист.

Экономике нужна «прополка»?

«В 90-е годы еще существовала иллюзия, что советские предприятия можно с небольшими затратами заставить работать. Но история всех постсоветских стран показывает, что это не так. С ними (бывшими советскими флагманами. — Ред.) пытались делать все что угодно: продавали за одну марку, как в Восточной Германии, приватизировали на конкурсах, делили, преобразовывали и т.д., и т.п. Все без толку.

Потому что советские предприятия никогда не строились как предприятия коммерческие, никогда их целью не было получение прибыли. Вывести их на рентабельность в рыночной экономике нереально, за редким исключением, как ваш „Газоаппарат“, например. Но у некоторых чиновников до сих пор присутствует иллюзия, что наши крупные предприятия могут работать. „Раньше работали, производили на весь Союз и теперь смогут — надо только поддержать“.

Советская экономика была уродлива сама по себе. И нынешние проблемы растут от того, что мы закрываем себе путь экономического развития, пытаясь поддержать эти предприятия-зомби. Нереформированные советские заводы выполняют для нашей экономики роль сорняков. И создавать здесь что-то новое — это как посеять что-то полезное в грядку, в которой сорняков очень много.

Таким образом, без пропалывания белорусская экономика расти не будет, и мы все больше и больше будем отставать в развитии и уровне доходов не только от стран Западной Европы, но и от наших ближайших соседей».

Оправданны ли надежды на IT-страну?

«Я считаю, что идея Парка высоких технологий, сама по себе хорошая и правильная, не оправдала себя в условиях нынешней модели. Дело в том, что резиденты ПВТ не производят уникальный, инновационный продукт, как многие думают (это еще одно заблуждение). Они работают под заказ зарубежных компаний, которые затем используют эти программы исключительно в своих интересах. Это разные вещи.

И так работают 95 процентов белорусских программистов. Но если бы льготы и преференции, которые имеют резиденты ПВТ, распространить на весь реальный сектор, мы бы могли получить гораздо больший объем высокотехнологичной продукции, которую в том числе можно было бы поставлять на экспорт».

Что тормозит инвестора?

«Сегодня мы наблюдаем явный тренд на снижение прямых иностранных инвестиций. Некоторые меры по либерализации, к сожалению, уже не способны в корне изменить ситуацию и заставить инвесторов поверить в благоприятность белорусского инвестклимата. Главным негативным фактором которого является чрезмерное вмешательство государства, прежде всего силовых и контролирующих органов, в деятельность бизнеса.

И поверьте мне, сопротивление силовиков попыткам изменить законодательство в сторону большей либерализации огромно. У них возникает вполне естественная реакция: а мы что делать будем? Для чиновников потеря рентного дохода — катастрофа, сродни революции. Государству, которое много лет лишь увеличивало свое влияние, очень трудно свыкнуться с мыслью о необходимости его уменьшения. Поэтому они (чиновники, силовики. — Ред.) живут по принципу: лучше ничего не менять, если оно и так худо-бедно работает».

Есть ли стимул для развития?

Не могли мы не спросить эксперта о его отношении к новой книге бывшего помощника президента, а ныне посла Беларуси в Пекине Кирилла Рудого.

Напомним, презентация его философско-экономического трактата «Потому что так решили мы: поведенческая экономика Беларуси и ее раскодирование» состоялась в рамках Октябрьского экономического форума, участником которого был и Сергей Чалый.

В книге К. Рудого красной нитью проходит мысль о том, что белорусы по большей части подвержены страху, склонны к патернализму, привыкли ориентироваться на прошлое, дорожить настоящим и опасаться будущего. Что, в свою очередь, оказывает существенное влияние на экономическое развитие нашей страны, сдерживает проведение реформ.

С. Чалый высказался по этому поводу так: «На мой взгляд, экономика — наука о стимулах. Стимулы создает государство, правительство, и они могут быть хорошими, средними или вообще никакими. Примеров, когда один и тот же народ развивался совершенно по-разному в зависимости от этих стимулов, предостаточно: две Германии — ГДР и ФРГ, Корея Северная и Южная, Китай и Сингапур до и после реформ».

Здесь есть над чем задуматься.

Борис Павловский

Источник: www.vb.by

Комментарии посетителей

Имя: не обязательно
E-mail: не обязательно
Комментарий:
    список комментариев пуст

Последние новости