Новости Аналитика

Народный сход

Народный сход

1677 просмотров Минск
Почему оппозиция сходит с предвыборной дистанции?

Лидер гражданской кампании «Наш дом» Ольга Карач, намеревавшаяся поучаствовать в президентских выборах, объявила о сходе с дистанции. Следом за ней на выход направилось движение «За Свободу», решившее «воздержаться от выдвижения кандидата и поддержки других кандидатов в президентской кампании 2015г.». Наконец, партия БНФ окончательно лишилась надежды на Григория Костусева как единого кандидата и поддержала выдвижение на президентских выборах активистки кампании «Говори правду» Татьяны Короткевич.

Объяснить ситуацию «БелГазета» попросила лидера движения «За Свободу» Александра МИЛИНКЕВИЧА и руководителя аналитических проектов информационной компании БелаПАН Александра КЛАСКОВСКОГО.

Александр МИЛИНКЕВИЧ: «ЛИЧНЫЕ ИНТЕРЕСЫ ПОЛИТИКОВ ВСЕГДА ИГРАЮТ РОЛЬ»

— То, что попытки оппозиции выдвинуть единого кандидата в президенты провалятся, многим было понятно уже давно. Почему же «За Свободу» отказалось от участия в выборах только сейчас?

— Еще во время Дня Воли я говорил, что остается последний шанс на выдвижение единого кандидата. Но сейчас ясно, что это вряд ли это удастся. Основная борьба идет насчет процедуры выдвижения на конгресс демсил — от нее зависит, кто будет иметь больше сторонников. Предлагались разные варианты, но договориться не удалось. Для меня выбрать единого кандидата на конгрессе — демонстрация ответственности, и сейчас мы не сдали экзамен.

Вообще движение «За Свободу» — общественная организация, и участвуя в политическом процессе, мы хотели подставить свое плечо и поспособствовать объединению демсил. Не получилось, теперь будем заниматься своими основными делами — гражданскими программами, акциями.

Основная проблема в том, что почти никто не верит, что можно победить на выборах, которых реально не существует, где нет реального подсчета голосов. Тем более что рейтинги у власти после начала украинской войны увеличились. Кроме того, для многих наших политиков личные амбиции важнее общественного интереса. Оппозиционные лидеры думают о том, кто важнее, у кого самый хороший имидж — то есть переходят ко второстепенным вопросам, не решая самые насущные. Но я бы не спешил осуждать оппозицию, ведь личные интересы политиков играют роль всегда и во всем мире.

— Связаны ли отказы от участия в выборах с тем, что финансовая подпитка с Запада уменьшается, и у ряда структур просто нет денег на кампанию?

— По законодательству демократических стран запрещено поддерживать политическую оппозицию в других странах. И легенды о том, что демократические силы зарабатывают огромные деньги на европейской помощи, абсолютно не соответствуют действительности. Я участвовал в двух президентских выборах и знаю, что выделяются небольшие средства, которых еле хватает для того, чтобы сделать агитацию и собрать подписи. И самое главное в ресурсах кампании — это не деньги, а люди, число которых резко сократилось. В моей кампании 2006г. из 3 тыс. человек инициативной группы были уволены 1,5 тыс. Студентов повыгоняли из университетов. Последствия выборов 2010г. были еще хуже. Политика в нашей стране стала очень опасным ремеслом, поэтому не надо осуждать ни оппозицию, ни простых людей.

Сейчас же для того, чтобы собрать подписи, нужно иметь минимум тысячу активных сборщиков, которых оппозиции удалось бы собрать только сообща. Врастопырку ничего не получится.

— В заявлении вашего движения сказано: «Поход на выборы отдельными колоннами дезориентирует сторонников перемен и углубит апатию в обществе. Имитация участия в избирательном политическом процессе с заранее предсказуемым финалом может оттолкнуть людей от демократических сил». По-вашему, если бы удалось избрать единого кандидата, то финал выборов был бы непредсказуемым?

— Если бы завтра случилось чудо и оппозиция выбрала единого кандидата, то мы бы пересмотрели свое заявление и поддержали его. Более того, если бы выборы были без репрессий и нас включили в комиссии — то, думаю, этот кандидат мог бы поспорить и за победу. Хотя это очень сложно.

— Раньше вы не исключали, что сами можете быть претендентом на единого кандидата...

— Я участвовал в конкурсе, хотя это не было публично озвучено. Но мне очень хотелось, чтобы на этих выборах произошла смена поколений — общество устало от старой волны оппозиции по причине постоянных неудач. Лучше было бы выставить более молодого человека, пускай и практически неизвестного. Когда меня самого выбрали единым кандидатом, я был простым членом гродненской общественной организации. Рейтинг поднялся сразу же — 11% выстрелило за месяц только потому, что конгресс проголосовал.

— Как вам новая тенденция, когда с Лукашенко за президентское кресло готовы соревноваться женщины?

— Мне кажется, это позитивно. Женщины имеют некоторые преимущества перед мужчинами — иногда они более вдумчивы, ответственны, фундаментальны и менее эмоциональны. Но в президентской гонке у них будут те же проблемы, что и у мужчин. Власть всегда очень боялась выборов, а в этом году будет бояться еще больше из-за кризиса и усталости общества от отсутствия перемен.

Думаю, что выборы-2015 будут похожи именно на выборы-2006. Тогда были очень жесткие репрессии на каждом этапе — залов для встреч с людьми не давали, машины останавливали, за неделю до выборов все мои областные и районные штабы сидели в СИЗО. Но Площадь все-таки случилась, и люди отстояли право Беларуси считаться европейской страной. Да, репрессии больно ударили, но настроение после выборов было хорошим — мы показали, что хотим и можем жить достойно. А вот в 2010г. все прошло иначе: власть вела диалог с Европой и на первом этапе выборов фактически сделала праздник демократии — люди смело шли, ставили подписи и верили, что за это ничего не будет. Но в день выборов случилось то, что случилось: лично я считаю, что это была провокация спецслужб с российским следом, ведь в результате выиграла только РФ.

А в этот раз, видите, тоже начинается диалог, но такого разгула демократии власть не допустит. И по отношению к кандидатам будет очень жесткий прессинг. Но самый главный вопрос — допустят ли представителей демократического сообщества, инициативные группы кандидатов к подсчету голосов. Если да — а такого не было с 1996г., — то выборы могут считаться почти демократическими.

Александр КЛАСКОВСКИЙ: «ОППОЗИЦИЯ ДОЛЖНА ДРАТЬСЯ»

— На днях движение «За Свободу» заявило, что воздерживается от выдвижения своего кандидата и поддержки других кандидатов в президентской кампании 2015 года. Чем обусловлено такое решение?

— Этот шаг отражает нынешнюю аховую ситуацию в оппозиции. Я бы назвал это цугцвангом: любой новый ход ухудшает положение. Сегодня есть две основные стратегии: участие в выборах и их бойкот. Причем сторонники каждой из них говорят, что выборов нет. Одни хотят использовать кампанию для продвижения своих идей, а другие говорят, что участие — это подтанцовка в пользу одного кандидата. Получается, что не вырисовывается ни одного сильного варианта, отсюда дальнейшее усиление раздрая. Причем этот раздрай увеличивается еще и из-за маргинализации самой оппозиции, влияния украинского кризиса и повышения ставок режима Лукашенко. По этим причинам Запад не делает ставку на раскачивание режима и менее готов подпитывать оппозицию ресурсами.

Кстати, заявившие о неучастии в выборах «За Свободу» и «Наш дом» не являются классическими партиями. В этой ситуации им сподручней выйти из игры, объяснить: «У нас другие цели и стратегия». Партиям хуже, поэтому на амбразуру так бросается в частности Анатолий Лебедько.

Споры в оппозиции только внешне выглядят концептуальными. Все демсилы объединены фатальным неверием в то, что можно что-то изменить. И де-факто нынешняя президентская кампания рассматривается как дежурная, проходная. Задача максимум — раскрутиться и напомнить о себе, задача минимум — уцелеть, не попасть под раздачу. О победе или даже о серьезном усилении влияния на массы речи не идет.

А за заявлением «За Свободу» стоит фигура Милинкевича — он в движении единственный тяжеловес и понимает, что участие в том балагане, в который может вылиться предстоящая кампания, разрушит его авторитет. Поэтому он постарался под благовидным предлогом выйти из игры и предпочел сконцентрироваться на борьбе за пост ректора ЕГУ — которая явно закончится не в его пользу. В целом, ловить нечего, и тяжеловесы не хотят дискредитировать себя участием в этой кампании.

— Гражданская кампания «Наш дом» отказ от участия в выборах обосновала тем, что «структура, которая выдвигает своего кандидата на президентские выборы-2015, должна дать твердые гарантии белорусскому народу, что жизнь людей не ухудшится после того, как Александр Лукашенко уйдет», что «не будет войны, массовой безработицы и обвала цен». Вам не кажется, что вера в подобные «гарантии» лежит скорее в области метафизики, а не политики?

— Таких гарантий сейчас ни одна политическая сила, даже Лукашенко, дать не может. Политика дикого крена, односторонняя ориентация на Россию привела к тому, что Москва в любой момент может закрыть краник, и белорусская экономика сразу упадет на колени, а через пару месяцев умрет. Рассуждения в духе «если мы тут заварим серьезную Площадь, приедет Путин на танках, поэтому не хотим» — это надувание щек: нет пороха на такую Площадь. Это просто красивая риторическая фигура, чтобы уйти от признания своего бессилия.

— То, что БНФ поддержала кандидатуру Татьяны Короткевич в качестве кандидата на пост президента, говорит о стремлении соратников Григория Костусева к миру и согласию?

— Оппозиции надо спасать положение, продемонстрировать консолидацию хотя бы на уровне одной коалиции. В итоге может вырисоваться двуглавая конструкция — Татьяна Короткевич от «Народного референдума» и Анатолий Лебедько от коалиции «Талака». И из-за бедности ресурсов кто-то из них — скорее всего, Лебедько — может не собрать 100 тыс. подписей. Тогда получится вымученный единый кандидат от оппозиции, но это будет катастрофической потерей времени и темпа.

— Есть мнение, что, отказываясь от участия в президентской гонке, демократические претенденты ставят в слабую позицию не только себя, но и демократические силы белорусского общества, какими бы малочисленными они ни были, лишая их возможности выбора. Вы с этим согласны?

— Да, полностью согласен. Сегодня оппозиционный лагерь — набор маленьких корпораций, у каждой из которых своя правда. Чисто по-человечески лидеров можно понять, бонусов у них практически никаких, а на нары попасть очень даже реально. Но дело в том, что они называют себя партиями, у них программы, лозунги — они должны драться. Где и когда в мире диктаторы подносили оппозиции победы на блюдечке с голубой каемочкой?

Всегда надо помнить, что кроме узкокорпоративных интересов есть интересы народа. Конкретному представителю электората по барабану, какие проблемы, скажем, у Лебедько или Некляева. Он спрашивает: «Если не Лукашенко, то кто?» И если видит в другом лагере мышиную возню, думает: «Что эти люди нам дадут, если они между собой грызутся как пауки в банке? А старый конь борозды не портит». Именно поэтому голосование за Лукашенко — во многом голосование фатализма.

— Власть в Беларуси когда-нибудь сможет перейти от нынешнего президента к другому демократическим путем, или наша страна «обречена на Лукашенко»?

— Сам он, думаю, видит себя правителем до конца своего физического ресурса. Пока у него достаточно сил и Москва его будет поддерживать, несмотря на все слухи, — при всей своей капризности он ее по большому счету устраивает. Но его главный враг — экономика, и здесь режим может пойти по швам. Возможны всякие варианты, но, скорее всего, Лукашенко не позволит никаких дипломатических выборов, пока держит власть достаточно крепко. И мне кажется, наилучший вариант — плавная трансформация, когда какая-то прогрессивная часть правящей элиты и более конструктивная часть оппозиции приходят к консенсусу и начинается плавный процесс реформ. Я не исключаю этой ситуации, но боюсь, что консерватизм официального лидера будет удерживать его от преобразований до последнего. Тогда события могут пойти непредсказуемым и драматичным путем, примерно так, как это было в Украине. Белорусы — народ терпеливый, но любому терпению бывает конец.

Комментарии посетителей

Имя: не обязательно
E-mail: не обязательно
Комментарий:
    список комментариев пуст

Последние новости