Новости Аналитика

Беларусь — ЕС. Тишина на западном фронте

Беларусь — ЕС. Тишина на западном фронте

1151 просмотр Минск Брюссель
Диалог Брюсселя с Минском развивается ни шатко, ни валко. Европейцы заметно устали от многолетних безуспешных попыток склонить Беларусь к демократии. Эксперты считают, что эти отношения скоро могут стабилизироваться в формате прагматично-технического сотрудничества, без особого внимания к неудобным вопросам.

Алесь Беляцкий, бывший ключевой белорусский политзаключенный, в недавнем интервью БелаПАН призвал не допустить «азербайджанизации» ситуации в Беларуси. Это когда контакты на официальном уровне налаживаются, а ситуация в стране «остается скверной», пояснил Беляцкий. 

Именно так западный мир уже много лет взаимодействует с Азербайджаном, нефтяными монархиями Персидского залива, Китаем: тема прав человека периодически упоминается в заявлениях еврочиновников, которые, однако, не особо влияют на общий фон отношений с этим странами, пишут Naviny.by

Очевидно, что Минск был бы рад перевести отношения с Брюсселем в такой формат, но до сих пор Беларуси не хватало геополитической значимости — ни природных ресурсов, ни военных конфликтов у ее границ, способных повысить роль страны, не было.

После конфликта в Украине, а тем более — усилий белорусских властей по его урегулированию, ситуация может измениться. Общая усталость от неразрешенности долгоиграющего «белорусского вопроса» лишь подталкивает ЕС к прагматизации подхода к Беларуси.

«Азербайджанизация» отношений ЕС и Беларуси уже началась?

Директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров убежден, что процесс «азербайджанизации» отношений Минска с Брюсселем идет полным ходом.

«Вопросы прав человека, демократизации выносятся на второй план, перестают быть препятствием для развития экономико-инфраструктурного блока сотрудничества, — убежден политолог. — В то же время, эти отношения не обретают достаточно высокого уровня».

Егоров не считает такой подход ЕС к своим соседям эффективным с точки зрения их демократизации.

«Евросоюз долгое время действует, следуя прагматичному варианту сотрудничества. И мы видим, что, в общем-то, это не приносит позитивных изменений. Можно посмотреть на «Южное партнерство» и то, что Евросоюз очень долго поддерживал местные диктатуры, но, в конце концов, разразилась арабская весна, все стало нестабильно», — отмечает эксперт.

Критики могут возразить, что альтернативой являются санкции и изоляция страны, которая уж точно не ведет к ее демократической эволюции, но Егоров считает такую дилемму ложной.

«Есть третий путь. Политика Евросоюза должна приобретать более инструментальный характер, она должна строиться таким образом, чтобы влиять на ситуацию внутри страны», — убежден он.

По мнению политолога, ЕС следует найти себе влиятельного партнера внутри белорусского проевропейского гражданского общества и действовать, опираясь на разработанную таким субъектом стратегию национального развития.

«Но Евросоюзу проще работать с государством, которое имеет свое влияние, чем пытаться развивать этих внутренних субъектов изменения страны», — отметил Егоров.

Спад критической риторики 

Директор по исследованиям Либерального клуба Евгений Прейгерман также считает вероятным перевод диалога Беларусь — ЕС в более технический, прикладной формат.

«Можно ожидать, что в ближайшее время будет определенный спад критической риторики по отношению к Беларуси, и возобладает позиция, согласно которой надо пытаться налаживать отношения даже тогда, когда есть проблемы», — прогнозирует эксперт.

Однако, в отличие от Егорова, Евгений Прейгерман считает такое развитие событий в целом позитивным. «Было бы правильно, если бы развивались максимально технические контакты, пусть и не на самом высоком уровне, какие-то тематические диалоговые площадки», — отметил политолог.

В качестве примера он привел переговоры по упрощению визового режима, которые уже идут между Минском и Брюсселем.

Вместе с тем, Прейгерман не прогнозирует скатывание отношений до «азербайджанского» формата.

«Вопросы ценностей, политзаключенных вряд ли будут отодвинуты. Евросоюз остается Евросоюзом — там есть разные голоса, но хотя бы из-за игры со своим собственным электоратом еврочиновники должны будут на такие вещи реагировать», — считает политолог.

Все-таки Беларусь остается, хотя бы географически, европейской страной, и это, как неоднократно заявляли западные политики, накладывает на Минск определенное бремя. То, что может сойти с рук азиатской нефтяной диктатуре, не останется без критики у самой границы ЕС.

Украинский громоотвод 

Влияние украинского конфликта на отношения Беларуси с ЕС имеет несколько аспектов.

Во-первых, даже то незначительное внимание, которое Евросоюз уделял Беларуси, теперь на долгие месяцы, если не годы, оттянуто на Украину. Беларусь и прежде была на периферии европейской внешней политике, а сейчас и вовсе исчезла с радаров.

Во-вторых, любые европейские меры по отношению к официальному Минску теперь будут проходить через «украинский фильтр». Евросоюз будет вести себя с Беларусью так, чтобы это ни в коем случае не привело к дальнейшей дестабилизации в регионе.

Вот как сформулировал эту перемену в подходе к Беларуси британский посол в Минске Брюс Бакнелл в недавнем интервью БелаПАН: «Если мы будем действовать в спешке, пытаясь ускорить темп улучшения отношений (с Беларусью. — БелаПАН), это может прийтись не по нраву России. А мы не хотим дестабилизовать таким образом ситуацию в Беларуси и регионе».

Слишком оптимистичны и надежды на то, что согласие Минска стать площадкой для переговоров контактной группы по Украине способно серьезно улучшить имидж страны на Западе и заставить ЕС или США смягчить подход к Беларуси.

Простое предоставление площадки — это даже не посредничество, которое могло бы сойти за реальный вклад в урегулирование конфликта. Впрочем, от роли посредника Александр Лукашенко и сам публично открестился.

Кроме того, было бы наивным ожидать достижения некого мирного соглашения от встречи не самого высокого уровня. Если украинско-российскому противостоянию и суждено закончиться миром, то очевидно, что решение об этом будет приниматься главами государств.

В Минске же стороны могут обсуждать технические, гуманитарные вопросы, не влекущие за собой серьезных изменений на полях боев. А потому не стоит ожидать, что за такую достаточно умеренную помощь белорусские власти будут как-то вознаграждены Западом, у которого сейчас полно других забот.

Скорее всего, белорусско-европейский диалог отныне будет идти в спокойном русле, в основном, по техническим вопросам — таким, как визы, приграничное сотрудничество, консультации по модернизации. По крайней мере, до президентских выборов на западном фронте наступает тишина.

Комментарии посетителей

Имя: не обязательно
E-mail: не обязательно
Комментарий:
    список комментариев пуст

Последние новости