Новости Новости Движения

Милинкевич: Власть теряет очки, оппозиция их не набирает

Милинкевич: Власть теряет очки, оппозиция их не набирает

1823 просмотра
«Белгазета» расспросила лидера Движения «За Свободу» Александра Милинкевича о его мнении по поводу инициативы по созданию правительства в изгнании, озвученной Владимиром Бородачом.

— Я не вижу пользы в этом проекте, более того — я думаю, что он вредный: он еще сильнее расколет оппозицию, крайне отрицательно подействует на ее имидж. Говорят же: «По БТ нам рассказывали, что они живут на чужие доллары-евро, проблемами страны не занимаются, да и не понимают в них ничего», — рассуждает Милинкевич. — А сейчас будут говорить: «О, вся оппозиция уже поехала поближе к этим евро, а народ остается здесь. Оппозиция же должна работать здесь, отстаивать наши интересы».

И это будет сказано справедливо.

Тема создания правительства в изгнании искусственна сама по себе. Я сразу вспомнил дискуссию о бойкоте парламентских выборов: бойкот или не бойкот? У дискуссии нет смысла, если мы не говорим, почему мы собираемся делать то или иное.

— Но Бородач как раз и говорит: нужно объединить белорусские демсилы...

— Объединение хорошо получается тогда, когда есть общие цели и общая деятельность. Общей цели оппозиции как раз и не хватает, одна из причин этого — слабость оппозиции: каждый думает прежде всего про себя и про свою организацию. Нет у оппозиции и общей деятельности. Я не думаю, что из-за границы удастся ее организовать — дай бог белорусской эмиграции (многочисленной и когда-то очень активной) сделать оттуда хоть что-то для Беларуси. Но это совсем не значит, что оттуда можно организовать работу здесь.

— Бородач утверждает, что до 60% участников на собрания оргкомитета по созданию правительства в изгнании приезжают из Беларуси. Причем на собрания приезжают не только бывшие силовики, но и представители белорусских демсил...

— Типичной чертой таких дискуссий — будь то создание правительства за рубежом или бойкот — является отсутствие в них белорусского народа. Обычно ведь как происходит: главное — это «что сделать Лукашенко, чтобы ему было плохо? Мы же не любим режим — мы должны ему что-то сделать!» Потом мы обычно «должны что-то сделать с оппозицией» — любить друг друга, враждовать или конкурировать. А вот для меня всегда было главным другое: что подумает об этом белорусский народ, какая ему будет от этого польза, оценит ли он это, воодушевится или нет? Если мы хотим влиять на общество, если мы хотим быть там популярными (а именно этого нам не хватает), то задавать нужно именно эти вопросы.

— Подмена борьбы за народ борьбой против Александра Лукашенко идет от близорукости отдельных товарищей за рубежом?

— Я думаю, срабатывает усталость и отсутствие истории побед. Вся концентрация идет на том, что Лукашенко во всем виноват: не будет его — сразу наступит всенародное счастье, демократия и европейская Беларусь. Лукашенко как президент живет так долго потому, что он живет в головах людей — и именно там нужно менять Лукашенко на демократию и европейский путь развития, вот где проходит фронт борьбы!

— Бородач, презентуя свою инициативу, упомянул и «продажность отдельных лидеров» оппозиции. Вы не принимаете эти слова на свой счет?

— Поначалу, когда я только пришел в политику, мне всегда было обидно слышать несправедливые упреки. Сейчас я научился их воспринимать спокойно: я стал жестче, терпимее к этому. Вообще говоря, такую критику я стараюсь просто не замечать и никогда не участвую в том, чтобы друг друга обливать грязью, навешивать ярлыки. Это мой стиль, и, слава богу, я не погряз во всем этом.

Продажные — непродажные... У оппозиции есть большие проблемы: она сегодня неэффективна, она необъединенная, с 2007г. — ни одного конгресса. Но я не стал бы так уничижительно говорить об оппозиции: мы живем в жесткой ситуации, с многочисленными многолетними репрессиями, людей здесь увольняют с работы за одну только симпатию к оппозиции, студентов выгоняют из университетов — оставаться в оппозиции сегодня очень трудно.

Оппозиция в такой стране, как наша, не может быть многочисленной — хорошо, что она вообще существует.

Оппозиция (и политическая, и гражданская) у нас в стране такая, какая есть — она есть отражение своего народа, в котором тоже нет сегодня единства, нет единого мнения, какой должна быть современная Беларусь и каким должен быть ее геополитический выбор. Конечно, оппозицию нужно укреплять — но только через работу с людьми и гражданской частью общества.

— Активность оппозиционных политиков у нас принято измерять объемом разоблачительных сюжетов о них по государственным телеканалам. Вы из этих телепрограмм давно исчезли — может, белорусская власть уже не воспринимает вас как серьезного оппонента?

— Одна из возможных причин этого может быть в том, что я не ходил на последние президентские выборы. Кроме того, мы не столько стараемся действовать в пику власти (хотя и жестко ее критикуем, говорим о ней всю правду), сколько работаем на позитивный имидж оппозиции. На выборах 2010г. я был рядом с Григорием Костусёвым на многих встречах. Самый типичный вопрос, который нам задают люди: «Вы нам тут все про Лукашенко говорите, как все плохо, — мы и сами это знаем. А вы скажите, почему при вас будет лучше?» И мы, насколько умеем, стараемся отвечать на этот вопрос: говорим о перспективах реформ, о том, как реформы проходили в других странах, как сделать реформы менее болезненными...

Мы стараемся вести позитивную работу, и я не знаю, должны или не должны это показывать на БТ. Мы меньше всего об этом думаем.

Вот мы сделали «Народную программу»: по опросам НИСЭПИ, об этой программе знает 40% населения, половина из них относится к ней позитивно и только 3% — негативно. Мы считаем это своим успехом — в этой программе мы говорим, о какой Беларуси мы мечтаем, что мы хотим сделать для своей страны. У нас есть несколько направлений работы движения «За Свободу», главное из которых — делать все, чтобы в головах вместо режима и диктатуры было как можно больше Европы. Мы называем это «европеизацией Беларуси».

— А ваш проект диалога между властью и оппозицией на сегодняшний день уже похоронен?

— Сегодня он невозможен. Был момент, когда власть вроде бы высказывала мнение, что важно говорить — пусть и с меньшинством, но все-таки это же наши граждане. Сегодня она категорически к этому не готова, а диалог происходит только тогда, когда этого желают обе стороны. Оппозиция по-прежнему готова к диалогу, и главным условием такого диалога остается освобождение политзаключенных. В отсутствие внутреннего диалога возникает конфронтация, а это путь в никуда, особенно когда страна в опасности.

— Не чувствуете ли вы на себе ответственность за то, что с вашим уходом с первого фланга оппозиционных баррикад в 2006г. белорусский политический эфир заполняется проектами вроде инициативы Бородача?

— Этот проект — отражение ситуации в оппозиции, недовольства ею, которое присутствует и у людей в эмиграции. Я тоже недоволен положением дел в оппозиции и не знаю в оппозиции ни одного человека, который сказал бы, что у нас все замечательно. Я жестко критикую оппозицию, одним из первых я сказал о том, что она стала маргинальной.

Меня осуждали за эти слова, но я и сегодня готов заявить, что процесс маргинализации оппозиции продолжается.

Другой вопрос — как выйти из этой ситуации. В стране нет настоящей политической борьбы, нет конкуренции идей, платформ, программ. Мы сейчас ближе к тому, чтобы называть себя диссидентами. Это не стыдное слово, диссидент — это тот, кто не согласен. Но все равно нужен позитивный месседж обществу. Народ ждет позитивной альтернативы, и пока мы не станем таковой, людям мы не интересны. Да, власть теряет очки, но и оппозиция их не набирает. И конечно, я тоже несу свою долю ответственности за это.

— Так, может, пришло время вам вернуться в авангард политической борьбы?

— Для меня очень важна легитимность процесса — хотя бы в оппозиционном кругу. Когда проводились конгрессы демсил и конгресс выбирал кандидата (мне такая честь была оказана в 2005г.), тогда конгресс был признан всеми. А сейчас по поводу того же правительства в изгнании вполне может прозвучать реакция простых, не заангажированных в политике людей: «А кто вас назначил? А почему вы — правительство? А мы не хотим такого правительства!»

Легитимность процедур должна сохраняться, и она очень важна.

Комментарии посетителей

Имя: не обязательно
E-mail: не обязательно
Комментарий:
    список комментариев пуст

Народная программа

Последние новости